21:22
Куда деваются опасные отходы?

Куда деваются опасные отходы?

Опасные отходы, собиравшиеся у жителей Петербурга три года подряд, увозились неизвестно куда 

А как же экобоксы для приема градусников, батареек и энергосберегающих ламп, стоящие на контейнерных площадках и около школ, спросите вы. И как же экомобили? В соседней Ленинградской области, особенно в поселках, о такой частоте точек приема приходится только мечтать. Однако что дальше происходило с отходами, попавшими в экобоксы и экомобили в 2018-2019 гг., куда они отправлялись, неизвестно до сих пор.

Даже при поддержке юристов «Беллоны» гражданину потребовалось почти два года, чтобы через суд добиться права получить эту информацию у уполномоченного органа – Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга (КБ). Однако «добиться права» и «добиться получения информации» – вещи, как оказалось, разные. Судебное решение пока не выполнено, и к делу уже подключены судебные приставы.

Переработка опасных отходов в Петербурге в период 2018-2020 оказалась настоящей военной тайной, а КБ и его подрядчики – партизанами, которые стоят на ее страже если не до последней капли крови, то до последней отписки.

Впрочем, начнем с начала. В 2018 году Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга (далее – КБ) заключил с компанией ООО «Экологический сервис – Санкт-Петербург» контракты на производство работ по «транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию собранных опасных отходов, а также размещению неперерабатываемой части собранных отходов» на общую сумму 80 млн рублей. Часть работ была выполнена (судя по всему) почти сразу: в 2018-2019 гг. Комитет подписал ООО «Экосервис-СПб» 28 актов о сдаче-приемке оказанных услуг на общую сумму около 29 млн рублей.

Однако информация о том, сколько и каких отходов было принято у населения, куда они проследовали и где были переработаны, оказалась… засекреченной. Из цифр КБ привел только количество напечатанной агитпродукции.

При этом техзадание по контракту предполагало строгую отчетность. Исполнитель обязан был ежемесячно предоставлять заказчику объемистую пачку документации, где требовалось прописать путь каждой батарейки и лампочки от экобокса до завода-переработчика. По каждому конкретному экомобилю должна была предоставляться таблица с видами отходов и датой их приема, причем обязательно – с фотофиксацией. Переработку каждой единицы опасных отходов следовало доказать отдельной строчкой в акте завода-утилизатора. Точно такие же акты должны были сопровождать захоронение («размещение») неперерабатываемых отходов на соответствующих полигонах.

Без этой многоэтажной стопки справок и таблиц КБ просто не имел права подписывать акты приемки-передачи. Значит, они должны у него быть, рассудил экологический активист Петр Петров (по его просьбе имя и фамилия изменены – прим. ред.) и направил запрос на ознакомление с этими занимательными данными. И что бы вы думали? Комитет отказал. В своем ответе он ограничился лишь перечислением старых данных из госконтрактов, которые и без того были размещены в открытом доступе (подробнее об этой истории – в нашей прошлогодней статье).

Это выглядело странным и возбуждало известные подозрения. Впрочем, оставалась надежда, что КБ отказывает просто из упрямства: мол, если на каждый ваш запрос всю пачку документов поднимать, то когда же работать? Но суду-то он отказать не сможет, решил Петр и обратился в юридическую приемную «Беллоны» за помощью в написании искового заявления. В результате в конце 2019 года в Куйбышевский суд был предъявлен иск, во-первых – о признании неправомерным бездействия Комитета по отказу в предоставлении информации по исполнению госконтрактов, а во-вторых – об обязании предоставить все запрашиваемые сведения.

Петр был уверен, что уже к весне следующего года тайна петербургских отходов будет раскрыта. Но не тут-то было. Дело тянулось ровно год – до декабря 2020-го. Суд неоднократно переносил заседания, тщетно пытаясь истребовать у ответчика хоть какие-то документы. КБ так же неизменно отказывал, ссылаясь на «отсутствие сформированного реестра отходов» (хотя какое он имеет отношение к подписанным актам?).

В итоге судья Воробьева И.А. предпочла увидеть несуществующие «доказательства» выполненных работ в виде развешанных по городу листовок и других агитматериалов (как того и хотел КБ) и в декабре 2020 года отказала в удовлетворении иска. По ее мнению, права административного истца на предоставление информации не были нарушены, а КБ предоставил ему исчерпывающий ответ на запрос.

Так существовали или нет эти таинственные документы? ООО «Экологический сервис – Санкт-Петербург» в отзыве на иск заявил, что «вся информация и отчетные документы, согласно условиям контракта, направлялись и направляются в Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга без замечаний и возражений к оказанным услугам». При этом, как указывает юрист «Беллоны» Татьяна Патрикей, в своих возражениях «комитет по благоустройству не отрицал, что запрошенная административным истцом информация у него отсутствует».

Что касается лейтмотива доказательств ответчика – агитпродукции – то оказалось, что и она висела далеко не везде, где нужно. Истец подкрепил фотоматериалами отсутствие печатной информации о сборе опасных отходов в таких популярных местах, как администрация Фрунзенского района и помещение Муниципального совета округа Купчино, не говоря уж о крупных магазинах типа «Лента» и «Магнит», в аптеках и других местах пребывания большого количества петербуржцев. При этом в техзадании комитета указано, что исполнитель должен отчитаться о раздаче листовок и расклейке плакатов «в соответствии с план-графиком» и приложить «не менее 10 панорамных фотографий факта расклейки плакатов и раздачи листовок по разным адресам».

Эти и другие доводы были изложены в апелляционном заявлении, поданном истцом в Санкт-Петербургский городской суд. И – о, чудо! – на сей раз суд принял его сторону. 19 мая 2021 года вердикт Куйбышевского районного суда был отменен полностью с вынесением нового решения. Апелляционная инстанция согласилась с тем, что ответ КБ от ноября 2019 года не содержит информации, о получении которой просил административный истец, то есть обращение не было рассмотрено ответчиком по существу поставленных вопросов. Суд признал бездействие Комитета по благоустройству незаконным и обязал его предоставить истцу ответ по всем поставленным вопросам в обращении.

Следует отметить, что КБ и «Экосервис» заседание дружно проигнорировали; даже возражений и тех не прислали. А городской суд напомнил Куйбышевскому, что судья вообще-то не должен вникать в суть оспариваемого решения КБ. Его должна интересовать лишь формальная сторона – вправе был гражданин требовать документы или не вправе.

Сославшись на п. 3.23, 3.34-1, 3.64, 3.68. Положения о Комитете по благоустройству Санкт-Петербурга, утвержденного Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 29.06.2010 № 836, Санкт-Петербургский городской суд установил, что «рассмотрение обращения истца по вопросам благоустройства и обращения с отходами находится в компетенции Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга». Орган власти может отказать в предоставлении той или иной информации только в том случае, если таковой у него нет, либо она составляет, например, гостайну. Но – внимание!

«Не предоставляя административному истцу информацию на поставленные в его обращении от 30 октября 2019 года вопросы, Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга не ссылался на то, что вопросы не входят в их компетенцию или у них отсутствует запрашиваемая информация или информация не подлежит распространению по каким-либо причинам», – сказано в решении городского суда.

Получение информации как увлекательный детектив

Так что же, выходит – победа? Подождите. Разве вы не слышали, что часто судебные решения в России исполнять совсем необязательно? Шли недели и месяцы, а КБ так и не спешил предоставлять «запрашиваемую информацию». Наконец, прождав почти полгода, истец решил прибегнуть к помощи судебных приставов. В октябре он подал заявление в Куйбышевский суд об изготовлении исполнительного листа. Заявление было принято и зарегистрировано; однако прошел еще месяц, но лист так и не был выдан.

Не понимая, что происходит, представляющий интересы истца юрист позвонил в аппарат судьи Воробьевой. Каково же было его удивление, когда он услышал, что исполнительный лист не изготовлен, так как в канцелярии якобы отсутствует заявление о его выдаче! В аппарате предложили обратиться в суд с повторным заявлением… Конечно, никакого повторного заявления истец подавать не стал, а подал жалобу на имя врио председателя Куйбышевского суда. После этого заявление чудесным образом нашлось, и лист был выписан в этот же день. 30 ноября 2021 года он оказался на руках у истца. Сразу после этого Службой судебных приставов Центрального района по нему возбуждено исполнительное производство.

Что же дальше? Станем ли мы свидетелями драмы, когда вооруженные приставы будут силой выдирать у Комитета по благоустройству правду об обращении с опасными отходами и об информировании жителей города о работе этой системы в 2018-2019 году? Либо КБ проще признать неисполнение контрактов и привлечь «Экосервис»? В любом случае наши юристы не намерены останавливаться и однозначно будут идти до конца.

«В данном случае нам необходимо держать руку на пульсе, непосредственно взаимодействовать с приставом, принявшим к производству наш исполнительный лист, обращая внимание на сроки и на принимаемые к должнику меры», – говорит Татьяна Патрикей. Недавно стало известно о новом осложнении: в последние дни срока обжалования ответчик успел подать кассацию. Она не отменяет действия исполнительного листа, но делает желательным скорейшее исполнение решения.

«Кассационная жалоба основана лишь на том, что КБ не может исполнить решение суда в связи с тем, что, согласно Постановлению Правительства СПб от 13 апреля 2021 года, полномочия в области обращения с отходами производства и потребления на территории СПб переданы комитету по природопользованию и охране окружающей среды (КПООС)», – комментирует процесс Татьяна.

Это действительно так: работу с опасными отходами снова вернули в КПООС, который занимался ими до 2018 года. Причем, добавим, сразу после передачи появились позитивные изменения. Был расширен список принимаемых отходов (к обычным батарейкам, градусникам и ртутным лампам добавилась оргтехника и лаки/краски с истекшим сроком годности), и началось восстановление стационарных пунктов приема.

Так что теперь, не исключаем, ситуация нормализуется и выбивать «пруфы» через суд больше не придется. Но наш истец запрашивал сведения по контрактам именно за 2018-2019 гг., когда данные полномочия еще были закреплены за КБ. Так что спрятаться за КПООС не получится. Наконец, нам тоже интересно знать, что стало с тогдашними батарейками и ртутными лампами! Были ли они переработаны по всем правилам, или…

С учетом полученной информации и по итогам ведения всего дела у меня сложилось особое мнение, которое с каждым судебным заседанием лишь укреплялось, – рассказывает Татьяна Патрикей. – А именно – что никаких отчетов у КБ нет. Неизвестно кто (по факту минуя КБ) заключал контракт, участвовал от имени КБ в госзакупках, получал с «чьей-то доброй руки» денежные средства. А вот поставить в известность самого заказчика (КБ) о том, что в городе якобы проводятся немалые работы по сбору, транспортированию, переработке и захоронению опасных отходов, вероятно, забыли. Это и немудрено. Ведь лицензия ООО «Экологический сервис» была выдана лишь на «сбор отходов 1-4 классов опасности и транспортирование отходов 1-4 классов опасности».

Подрядчики, как указал КБ в своих возражениях, имеющиеся в деле Куйбышевского районного суда, к работе «не привлекались», поэтому и сведений по обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов 1-4 классов опасности у КБ не имеется. Вопрос, каким образом исполнялся контракт, остается открытым. Кстати, с 2020 года для выполнения аналогичных работ КБ привлёк другого подрядчика – ООО «Релайтер». Не исключаем, что и при нем о какой-либо прозрачности системы сбора опасных отходов в Санкт-Петербурге говорить не приходится.

Итак, интрига никуда не девается! Что же за бумажки предоставит приставам КБ? Если все действительно обстоит так плохо, то лучше уж не показывать ничего. Авось приставы не посмеют воевать с органом исполнительной власти региона. Но, с учетом судебной практики, наш юрист готов и к такому варианту.

«В случае затягивания приставами исполнительного производства есть предусмотренная законом действующая мера: обжалование Главному судебному приставу/в суд бездействие территориального органа ФССП. И тогда уж все возможные договоренности с должником, нежелания, непосредственная заинтересованность в проволочке тех или иных лиц пропадают, так как пристава по решению суда обязывают в кратчайший срок все-таки произвести надлежащие действия».

Так что готовьтесь – тайна Комитета по благоустройству будет раскрыта!

Ирина Андриановаbellona.ru

Категория: Экология | Просмотров: 37 | Добавил: Редактор | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]