21:00
Румболовский парк вырубают под коттеджи

Местным властям Красная книга не указ

Уникальный парк – усадьбу Всеволожских в Румболове – рубят, чтобы построить коттеджи. Почти 10 гектаров этого уголка природы уже готовы под застройку. Несмотря на то, что парк является памятником культуры федерального уровня, его отдали под новое строительство. Первые дома появились в заповедной зоне три года назад, и сегодня застроена практически пятая часть. Уничтожают всё без разбора – лес, озёра, холмы… Мы это видели своими глазами. Собственно, там мы и встретили Георгия НОСКОВА, профессора, доктора биологических наук, заведующего лабораторией экологии и охраны птиц Биологического института СПбГУ и директора Ладожской орнитологической станции. Георгий Александрович вместе со своими коллегами уже полвека занимается защитой природы Ленинградской области. Каково его мнение?

Свидетели ледникового периода исчезают под напором коттеджей

Во Всеволожском районе защитники природы не могут противостоять аппетитам чиновников и бизнесменов

РАЙОН ОТЛИЧИЛСЯ НЕ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ

– Румболовский парк расположен всего в нескольких километрах от городской черты, на Румболовских высотах, на Дороге жизни. Это место очень красивое. Здесь растут вековые сосны и ели, дубы, клены, липы. Это парк, где разнообразная древесная растительность достигла большого возраста, и, как в настоящем старовозрастном лесу, здесь обитает большое количество своеобразных видов животных и растений. Утрата таких участков природы наносит особый вред окружающей среде.

То, чем мы с вами живем, – состав воздуха, воды и почвы, продукты, которыми мы питаемся, создано биосферой, – продолжает объяснять Георгий Александрович. – То есть набором видов животных и растений, которые за миллиарды лет сформировали среду обитания, в которой человек может существовать. Эта среда обитания поддерживает свои нормальные качества, только когда имеется достаточно высокий уровень разнообразия, прежде всего – разнообразия видов животных и растений.

Так вот, человек в результате своей деятельности все время уничтожает один, второй, десятый, тысячный вид. И понятно, что если из здания вытаскивать по кирпичику, какими являются биологические виды, то это здание, в конце концов, рухнет.

Город, особенно такой, как Санкт-Петербург, – это урбанизированная среда, где природные комплексы, если они и сохраняются, очень обеднены. Всеволожский район –один из ближайших к городу, а Румболовский нагорный парк вносит в поддержание экосистемы Петербурга заметный вклад. Его просто необходимо сохранить.

– Ну вы же знаете, что смысл слова «сохранить» по отношению к зелёным зонам чиновники у нас плохо понимают…

– Для того чтобы сохранять ценные и уникальные уголки природы, есть общепризнанный способ – создание особо охраняемых природных территорий, например природного заказника, памятника природы, заповедника или национального парка. Справедливости ради следует сказать, что решением Всеволожского горсовета от 08.04.93 г. в этом районе были утверждены четыре памятника природы местного (районного) значения. Но местные памятники природы не имели практически никакой защиты. Режимы охраны на них не действовали, уникальные природные объекты исчезали под натиском рубок, застройки, разработки карьеров, запредельных рекреационных нагрузок. Более реальный уровень защиты имеют региональные охраняемые территории, но до сих пор во Всеволожском районе нет ни одной охраняемой природной территории регионального (областного) значения, в то время как, например, в Лужском районе их 9, в Выборгском – 10... И такие уникальные объекты, как береговая зона Ладожского озера, Колтушские высоты, Румболовская гора, юридически сейчас никак не защищены.

КРАСНАЯ КНИГА МЕСТНЫМ ВЛАСТЯМ – НЕ УКАЗ

– А как могло получиться, что один из уникальных в плане природы район Ленобласти не имеет ни одной природоохранной территории?

– Виноваты областные и районные органы власти. В 1995 году вышел Закон РФ «Об особо охраняемых природных территориях», согласно которому местные памятники природы должны были быть переведены в разряд региональных. Администрация Всеволожского района тогда не проявила должной активности, и, таким образом, район вообще остался без всяких охраняемых природных территорий. Ещё недавно мы боролись за Колтушские высоты. Это прекрасный образец холмисто-западинного камового рельефа. Камы – это донные отложения наледниковых и внутриледниковых озёр – свидетели ледникового периода. Особенно интересны Колтушские высоты были своими остепнёнными склонами, как своеобразный кусочек остепнённого ландшафта, уникального для таких высоких широт, как наши.

А на границе с Румболовским парком был Пугаревский геологический памятник природы – его сейчас скопали, практически уничтожили при добыче песка.

– Как это – скопали?

– Брали песок, когда делали Кольцевую дорогу, и развозили на машинах. А по слоистости песчаного обрыва этого памятника природы прослеживалась многовековая геологическая история. Посмотреть на неё привозили даже участников международных геологических конгрессов.

– Ну, исчезновение Пугаревского памятника ещё можно как-то объяснить: всё-таки Кольцевая дорога – объект очень важный для города. А Колтушские высоты почему не смогли защитить?

– Не теряем надежды, хотя от них уже осталось менее половины. Земли Колтушского муниципалитета активно распродают под застройку. Сейчас там ездят самосвалы, и остепнённых склонов практически не осталось. Пытаемся отстоять то, что восточнее Колтушского шоссе, – около посёлка Воейково и деревни Лиголамби сохранились очень интересные участки леса на камовом рельефе.

– И как защита?

– К сожалению, пока ничего не получается, несмотря на то, что обоснование о признании этой территории особо охраняемой зоной давно подготовлено и она включена в Красную книгу природы Ленинградской области. Мы три раза встречались с главой Колтушской администрации и его заместителями, толчём воду в ступе, и на том всё кончается.

ЗА 10 ЛЕТ В ОБЛАСТИ ПОЯВИЛОСЬ ВСЕГО ДВА ЗАКАЗНИКА

– Интересно, какие аргументы выдвигают чиновники, противясь созданию ООПТ?

– А никаких. «Да-да-да!» - говорит глава Колтушской администрации, но при этом создаётся коттеджный посёлок «Токкоревские холмы» и идёт распределение участков в районе Воейково и Лиголамби.

– А если обратиться в областную администрацию, к губернатору Сердюкову? Может, он и не подозревает, что под угрозой исчезновения многие уникальные природные объекты области?

– Не думаю. С областным правительством мы работаем уже около 40 лет. Если в 70 – 90-е годы у нас был достигнут должный уровень взаимопонимания, то этого нельзя сказать о современном этапе. По-видимому, на сегодня нет понимания необходимости сохранения ценных природных комплексов, даже тех, которые были включены в Красную книгу природы Ленинградской области и перспективную схему развития системы ООПТ.

Так, за последние 10 лет удалось «узаконить» всего два заказника – Кургальский в Кингисеппском районе в 2001 году и Лебяжий в Ломоносовском районе в 2008 году.
А подготовлено проектов с согласованиями – 12. Во Всеволожском районе предлагалось сохранить природные комплексы береговой зоны Ладожского озера (заказники Морье и Коккоревский), побережья реки Невы (заказник Приневский), камового ландшафта (памятники природы Колтушские высоты, Пугаревский), истоков рек Охты и Сестры (заказник Термоловский), долины реки Смородинки и другие. Но сегодня нет понимания, что сохранить уникальные природные объекты важнее, да и экономически выгоднее, чем рубить и продавать лес, чем строить коттеджи.

ДОМИК БИАНКИ УДАЛОСЬ ОТСТОЯТЬ

– Вы всё время говорите «мы». А «мы» - это кто?

– Это сотрудники Биологического института Санкт-Петербургского государственного университета, Ботанического и Зоологического институтов Российской академии наук. Этим делом занимаемся уже полвека – разработали систему охраняемых территорий Ленинградской области. Идея работы заключается в том, что на небольшие средства, выделяемые областью, и средства побольше, выделяемые иностранными структурами и организациями, ищем в природе то, что надо сохранять, и делаем всё, чтобы ЭТО сохранить, придав статус ООПТ. Хочется надеяться, что областные власти, наконец, придут к пониманию необходимости срочного и значительного расширения сети ООПТ, для того, чтобы сохранить эталоны природы, прежде всего самую крупную в Европе водную систему Онега – Свирь – Ладога – Нева – Финский залив, ценнейшие геологические структуры и следы оледенение, участки старовозрастных лесов с их уникальным видовым разнообразием.

– Очень хочется вам помочь, только как? Вряд ли общественность может что-то сделать – слишком высока цена вопроса.

– Может. Нужно только иметь активную позицию. Совсем недавно удалось отстоять чудный уголок на берегу Финского залива – на территории посёлка Лебяжье, где в летнее время жила семья Бианки, известного писателя. Здесь сохранился домик и уголок природы вокруг. Год назад местная общественность стала бороться за то, чтобы прекрасную поляну перед этим домом и береговую зону не отдавали под коттеджную застройку. Сначала просто собирали сходки, потом подключили журналистов, мы за месяц подготовили проект, и через год этот маленький участок охраняемого ландшафта был организован. Это будет отличное место отдыха и проведения экологических экскурсий на побережье Финского залива.

– Да, вы правы. Еще недавно на сайте компании "Свой дом" была размещена реклама коттеджей в поселке Румболово. Специалисты Петербургского УФАС России провели проверку законности такой рекламы и решили, что она незаконна, так как разрешения на строительство поселка у компании не было. Фирме было выдано предписание о полном прекращении распространения рекламы, содержащей информацию о строительстве поселка. Надо действовать дальше.

Беседовала Инесса Кузнецова
"Вечерний Петербург" от 18.09.08

Категория: Экология | Просмотров: 38 | Добавил: Редактор | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]