"Реактив" простил "врагов"?

В конце прошлого года появилась информация о планируемом переезде на новую площадку одного из старейших химических производств города – завода ОАО «Реактив». Этому событию предшествовал бурный детективный скандал, длившийся более полугода. Соседи завода, заинтересованные в застройке своих участков жильем - строительные гиганты «ЛСР» и «Базис» - использовали не самые чистые методы для расчистки территории от вредных производств.
В истории фигурировали мошенническое сокращение санитарно-защитной зоны завода, подлог документов, акции протеста, два судебных процесса и даже одно уголовное дело. Любопытно, что в этой эмоционально сложной ситуации (с одной стороны, действующий химзавод в зоне плотной городской застройки – не есть хорошо, а его нынешние хозяева – люди не без греха; с другой стороны, поддерживать строительных олигархов в борьбе со старым предприятием – тоже не комильфо) симпатии общественности оказались на стороне «Реактива». Благодаря топорным методам врагов, окончательно их дискредитировавшим, на сторону «Реактива» встали даже те, кому логичнее выступать за экологию, нежели за химзавод.
Зато потом, когда при участии Смольного было найдено компромиссное решение, общественность испытала разочарование. Завод пошел на мировую – и сразу уголовное дело по факту мошенничества закрыли. Компания, совершившая подлог, на которую указывали все факты, так и не была изобличена и избежала ответственности. Получалось, что решения об открытии\закрытии уголовных дел принимаются не в Следственном управлении, а в кабинете Марата Оганесяна, и зависят всецело от внутренних договоренностей бизнес-структур.
Вот вкратце хронология этой запутанной истории:

Фаза 1. Все плохо для «Реактива»
В мае 2014 года Роспотребнадзор, отказываясь как-либо комментировать свои действия, сокращает санитарно-защитную зону (СЗЗ) завода в 6 раз (с 300 м до 45-60м), тем самым дозволяя застройщикам возводить жилые дома вплотную к его забору (Октябрьская набережная,44). При этом ОАО «Реактив» является производством с 3-м классом опасности. Сокращение производится на основании якобы «доверенности» от самого «Реактива», которую, как утверждает директор завода, никто из руководства в глаза не видел. «Доверенность» от директора прячут, в конце концов она бесследно исчезает в недрах Роспотребнадзора. Согласованный проект сокращенной СЗЗ завода – его завода! – директору показать отказываются. Его заявление в правоохранительные органы по поводу подлога безнадежно «висит» несколько месяцев. Вскоре становится известно, что заказчиком подложного проекта выступило ООО «Базис», причем в проекте использованы исходные данные совсем другого предприятия. В свою очередь, компания «ЛСР» использовала дезинформацию о якобы перепрофилировании завода в своем проекте планировки и межевания участка. Завод пытается оспорить сокращение санитарной зоны через суд, а также утвердить старую 300-метровую СЗЗ, но терпит неудачу. На завод сыплются всевозможные проверки, причем нередко по абсурдным основаниям.
Руководство пишет многочисленные обращения чиновникам всех уровней, работники выходят на митинг. Позиция «Реактива» однозначна: неправомерно разрешенная стройка вплотную к заводу приведет к его закрытию. Первые же жильцы новых домов начнут войну с опасным химсоседом, и наверняка победят. Чиновники об этом заранее позаботились: еще в 2008 году они перевели участок завода из производственной зоны в жилую, и завод оказался на своей же территории «на птичьих правах». По словам гендиректора Алексея Нигматулина, руководство об этом ничего не знало.
Оппоненты через СМИ обвиняют «Реактив» в том, что протестами трудового коллектива он-де пытается набить цену на собственный участок. Якобы «ЛСР» и «Базис» уже вели с ним переговоры о продаже, но акционеров завода не устроила цена.

Фаза 2. Все резко меняется
В конце года происходит неожиданное и удивительное разворачивание ситуации в пользу «Реактива». Согласование проекта межевания участка «ЛСР», который хотел строить жилье вплотную к заводу, 25 ноября 2014 года «заворачивается» вице-губернатором Маратом Оганесяном. В тот же день (!) приходит информация о наконец-то возбужденном уголовном деле по факту подделки документов и незаконного сокращения СЗЗ в Роспотребнадзоре. Сообщается, что решение Оганесяна стало следствием возбуждения дела. Однако известно, что на самом заседании правительства, где Оганесян сообщил о своем решении, информация об уголовном деле не звучала и даже директор завода узнал о нем позже. Поэтому можно предположить, что причинно-следственная связь была иной. Тем не менее, сам факт позитивен. Общественность, которой надоела вседозволенность строительных магнатов, ликует. Все гадают, что же предопределило чудесный поворот...

Фаза 3. Опять плохо, но лучше, чем в фазе 1
И снова – поворот на 180 градусов. Перед самым новым годом СМИ сообщили, что завод все-таки согласился на компромисс, предложенный компанией «ЛСР» и одобренный правительством СПб. Как рассказал автору статьи гендиректор завода Алексей Нигматулин, город выделяет для завода участок 4 Га в промзоне «Ручьи», где в течении пяти лет «Реактив» должен либо за свой счет, либо на заемные средства построить новые производственные здания. Нигматулин уточнил, что никакого субсидирования от города или «ЛСР» на это не предусматривается. (Отсюда не совсем понятно, каков же «вклад» «ЛСР» – ред.). При этом существующий участок на Октябрьской набережной остается за «Реактивом», но в перспективе  может использоваться только под офисы и магазин. По мнению Алексея Вильевича, роковая «мина», из-за которой в итоге «Реактив» вынужден был принять компромиссные условия, была заложена даже не в 2008 году, когда участок перевели в жилую зону, а гораздо раньше:  «В 2005 году на уровне руководства Петербурга было принято решение о выводе промышленных предприятий из города. Наша судьба была предрешена».

Почему проиграли?
Параллельно с борьбой по всем фронтам, завод обратился в Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА) с просьбой вновь «закрасить» его участок на генплане в промышленный цвет. Это позволило бы легально сохранить химическое производство и придало бы смысл требованию вернуть старую 300-метровую СЗЗ. «Но 4 декабря мы получили окончательный отказ. После этого сопротивляться стало бессмысленно, - говорит директор. - Ясно, что работать на этом участке, как раньше, нам не дадут». Проблема - в туманной формулировке в законодательстве: объекты теоретически могут находиться в «чужих» функциональных зонах, но лишь до тех пор, пока это не нарушает интересов соседей. В данном случае химпроизводство прямо противоречит интересам «ЛСР» и «Базиса». «Было понятно, что нас рано или поздно вынудят закрыться. Поэтому мы выбрали наименьшее из зол».
Как только соглашение с городом было достигнуто, кампания сопротивления (по крайней мере, внешне) была свернута. На ленте протестных новостей на сайте завода (до этого она обновлялась почти каждые два дня) наступило полное молчание, продолжающееся по сей день. Профсоюз «Наше Право», который до этого проводил в акции протеста в поддержку завода и заявлял в СМИ, что его перебазирование технически невозможно, теперь говорит, что «переезд переезду – рознь» и комментирует решение руководства завода очень уклончиво. Умолк и основной акционер ОАО «Реактив», он же учредитель ООО «Свобода-Моторс» Сергей Моренков, который незадолго до соглашения опубликовал на «Фонтанке.Ру», на наш взгляд, даже излишне патетичное письмо протеста http://www.fontanka.ru/2014/12/16/199/. При всем уважении к «Реактиву», это невольно подтверждало недружественные высказывания о протестах как инструменте в торге.

Завод сохранится
Нигматулин прокомментировал предположения о торге так: «Что же это я выторговал, если мне теперь придется где-то брать кредит под 30% для строительства нового производства? И в чем моя выгода, если я уже год, вместо своей работы, занимаюсь какой-то ерундой – пишу письма во все инстанции, хожу по чиновным кабинетам, сужусь?» Впрочем, Алексей Вильевич не отрицает, что именно отчаянное сопротивление позволило заводу в принципе сохранить производство. «Самый большой результат нашей борьбы – в том, что мы создали положительный прецедент, который вдохновит других не опускать рук - считает он. – До нас застройщики просто внаглую выживали мешающие им производства. Я знаю много руководителей по соседству с нами (еще несколько лет назад почти вся Октябрьская набережная была сплошной промзоной – ред.), которые просто все продавали и уезжали с семьями за границу. Мы своим примером, своей борьбой показали, что не надо о промышленность вытирать ноги. Надеюсь, что отныне конфликты за землю в нашем городе станут более цивилизованными. Я хотел не стать эдаким Горбачевым, на котором закончилась история завода. И мне это удалось. Завод сохранится».
По его словам, примерно от 80 до 120 работникам завода (из 300) в будущем предстоит ездить на новое место работы в Ручьи. На наш вопрос, как они на это реагируют, ответил лишь: «Это очень болезненная тема». При этом Алексей Вильевич все время подчеркивает, что не держит обид на правительство СПб, а о решениях Марата Оганесяна и вовсе отзывается с уважением. Впрочем, его можно понять: все могло сложиться гораздо хуже. В смысле, все точно также, только без участка в Ручьях. «Мы добились того, что город занял в конфликте нейтральную позицию, позволив нам сесть за стол переговоров». В конце концов, старый участок «Реактива» на Октябрьской набережной продавать не предполагается. Значит, довод недоброжелателей о банальном набивании цены уже не проходит.

Без обид
Вобщем-то, с «Реактивом» все понятно. Важно другое. Как мы уже говорили, вскоре после достигнутого компромисса уголовное дело о мошенничестве было закрыто. В свою очередь, руководство «Реактива» по собственной инициативе прекратило в Арбитражном суде тяжбу с Роспотребнадзором по поводу ширины СЗЗ. Вроде бы логично: раз вредное производство переезжает, то и большая санитарная зона ему не нужна. Но ведь сам факт подлога никуда не делся! Никуда не исчезли и заведомо ложные данные о предприятии, на основании которых была сокращена санитарно-защитная зона. И на основании этой незаконной СЗЗ теперь будет утвержден проект застройки и возведены жилые дома. Возможно ли, с юридической точки зрения, выстроить честное здание на нечестном фундаменте? И, наконец, если «Реактив» снял претензии, то почему мошенников ловить больше не надо? Ведь в следующий раз их объектом может стать кто-нибудь другой.
NB - Мы хотим подчеркнуть, что мы воздерживаемся от прямой поддержки «Реактива». Хотя бы потому, что не знаем, кого мы в этом случае поддерживаем. Трудовой коллектив, исторический завод – это одно дело. А основной акционер завода Сергей Моренков, для которого завод – это всего лишь купленный десять лет назад актив – это совсем другое. Нам известно, что местами он ведет себя не лучше, чем гневно обличаемый им «ЛСР». Так, в поселке Громово Приозерского района Ленинградской области его компания ООО «Свобода-Моторс» незаконно огородила забором участок леса и берег озера Суходольского. Окрестные дачники ведут борьбу уже несколько лет. Кто это, если не такой же хищник? Словом, во всей этой истории сочувствия заслуживаем, скорее, мы с вами: оказывается, за рейдерские методы в стиле лихих 90-х по-прежнему никого не наказывают.

Ирина АНДРИАНОВА, координатор движения "Против захвата озёр"



Источник: http://www.s-luch.ru/ul_05_42_2015
Категория: Экология | Добавил: Редактор (06.03.2015) | Автор: Ирина Андрианова E W
Просмотров: 623 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]